[любимые фильмы джоржда

[любимые фильмы джоржда мартина, создателя культовой сейчас игры престолов]

Джордж Мартин не так давно собрал очередной урожай статуэток Грэмми, собранных сразу в 23 номинациях, – осязаемое свидетельство того, что в глобальное культурное пространство вошел целый новый мир. Притом глубина его проникновения оказалась существенно большей, чем, к примеру, у мира Джона Толкиена или Джоан Роулинг. Причин тому просматривается сразу несколько. Во-первых, со времен Толкиена – и даже со времени появления Гарри Поттера – культурный глобализм, опирающийся на мировую Сеть, усилился как минимум на порядок. А вовторых, и Толкиен, и Роулинг, как ни крути, написали сказки. Можно поспорить о том, насколько они предназначены для детей, тем не менее это сказочные миры, не слишком взрослые.

Для справедливости напишем, Мартин считает, что находиться в одном списке с создателем современного фэнтези (Толкиеном, ага) комплемент для него: Меня могли сравнить и с куда менее талантливым писателем.

Самый первый творческий опус Мартина, записанный им в обычной школьной тетрадке еще в подготовительной школе или в первом классе, это энциклопедия космоса. Настоящие планеты счастливо сосуществовали с теми, которые я увидел во Флэше Гордоне и Рокки Джонсе, а также с теми, что придумал я сам. Первые рассказы, которые Мартин научился записывать до конца, он продавал ребятам из своего дома по пенни за страницу. Жизнь была прекрасна до тех пор, пока моему самому выгодному клиенту не начали сниться кошмары и он не рассказал матери про мои истории о чудовищах. Она пришла к моей матери, та поговорила с отцом и я переключился с чудовищ на космонавтов, а также перестал показывать свои творения другим людям.

Мартин не любит картонные фэнтези-романы, в которых все как один плохие парни уродливы и носят черное. Писатель называет такие книги нечестными, а их авторам рекомендует и вовсе не браться за перо. Источниками вдохновения для него можно назвать книги Андре Нортон, Роберта Хайнлайна, Эрика Фрэнка Расселла. Ещё Говард Лавкрафт и Джек Вэнс. Кроме фантастики Мартин много читает и авторов других жанров: Ларри Макмертри, Уильяма Голдмана, Пэта Конроя. А вообще, могу называть вам имена хоть целый день говорит он сам.

Мартин сумасшедший фанат комиксов. По его словам, именно благодаря создателям комиксов началась его собственная карьера. Я очень благодарен этим ребятам, именно они сделали меня читателем, а потом и писателем. В 50-е годы книги, по которым мы учились читать, все как одна были о Дике и Джейн, самой скучной семье, которую только можно встретить. Они прозябали в чистеньком провинциальном мирке, который не имел ничего общего с моей жизнью, проходившей в урбанизированном Бейонне, штат Нью-Джерси. Я не знал никого, кто похож на этих “простых американцев”, чья унылая жизнь навевала ужас. А вот жизнь Бэтмена или Супермена была прикольной штукой. Готэм-Сити привлекал меня куда больше той дыры, где существовали Дики и Джейн. Читая комикс, отождествляешь себя с героем, становясь Зеленым Фонарем, Джоном Картером и кем угодно. Больше всего мне нравились марвелловские комиксы Стэна Ли и Джека Кирби 1960-х годов, с гордостью признался Мартин.

Мартин никогда не пишет во время перелетов или в гостинице, только дома. Книги написаны в редакторе Wordstar, который работает под DOS, так что его жена всегда в курсе, когда он действительно работает, а когда занимается прокрастинацией в интернет-браузере. У Мартина есть свой писательский распорядок дня: Я встаю в девять утра, около часа трачу на кофе, завтрак и на то, чтобы как-то проснуться, и в десять приступаю к работе. Обычно я сначала проверяю почту, и, может быть, это ошибка там всегда есть письма, требующие срочного ответа. Однако в лучшие дни я оперативно разделываюсь с письмами и начинаю думать о Вестеросе, работаю над книгой. В такие дни в четверть одиннадцатого я ставлю рядом с компьютером чашку горячего кофе и погружаюсь в сочинительство, и следующее, что я замечаю, это что за окном темно, наступила ночь, а кофе давно остыл Но это в хороший день, такие дни бывают не всегда. В плохой день я перечитываю главы, которые написал вчера, мне что-то не нравится, я редактирую текст, переписываю его, работаю так, скажем, час, хотя мне кажется, что прошло пять часов, потом думаю: может, мне опять проверить почту?…

Мартин любит вплетать в свои книги отсылки. Иногда их легко заметить это отсылки к его любимым писателям, например Джеку Вэнсу или Роджеру Желязны; о других нужно знать специально. К числу последних принадлежит проигранное пари Джорджа Мартина, что привело к появлению персонажа сира Патрека с Королевской Горы. Появиться и умереть страшной смертью в Ветрах зимы предстоит двум самым щедрым жертвователям средств для волчьего питомника.

Среди любимых персонажей других писателей Мартин называет Кугеля Умного (Джэк Вэнс, Глаза другого мира, или Сага о Кугеле), Флэшмена (Джордж Макдональд Фрейзер, серия романов о Флэшмене), Гэтсби (Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Великий Гэтсби), Хотспура

По мнению Мартина, формат видеоигр очень перспективен, но пока что находится на начальном этапе своего развития. Не за горами день, когда появится видеоигра, которая поглощала бы полностью и имела бы насыщенность и глубину романа. Где ты не просто стреляешь куда-то или ищешь приключений, а где ты буквально проваливаешься сквозь экран и живешь в этом мире. Это то, что всегда делала литература. И это, на мой взгляд, одна из наиболее важных вещей, которые она делает. (он наш блог явно не читает, поэтому не понимает, что такого уже выходило очень много)

Самым известным рассказом Мартина, его визитной карточкой, долгое время были Короли-пустынники. Несколько лет назад известный режиссер Гильермо дель Торо упоминал, что когда-то очень хотел экранизировать этот рассказ. И какое совпадение: недавно в Нью-Йорке писатель и режиссер как раз пересекались. Может быть, конечно, они обсуждали экранизацию романа, а не рассказа. У Мартина их не так уж много, и дель Торо лишь один из них упоминал как нравящийся ему Грезы Февра о вампирах на Миссисипи. Что касается лучшего рассказа, находящегося в разработке, по мнению бородатого автора, то речь, скорее всего, о Ледяном драконе, права на который приобрели в Warner Bros.

Особенно хорошо удается Джорджу Мартину троллинг феминисток и прочих любителей гендерной толерантности. Его герои интенсивно и неполиткорректно занимаются любовью. Сексуальная политика цикла стала, пожалуй, самым обсуждаемым его аспектом. Так, Джиния Беллафанте из Нью-Йорк таймс в своей рецензии написала, что эта смесь костюмированной драмы с игрой в сексуальные классики заставляет предположить, будто все это беззаконие преподносится как подарок дамам, вероятно, из резонного опасения, что иначе ни одна нормальная женщина на это не взглянет. Блоггер-феминистка Сэди Дойл заявила, что от Джорджа Р. Р. Мартина у меня по коже бегут мурашки по причине двадцати миллиардов безнаказанных изнасилований. Впрочем, судя по читательской реакции, поклонницы Игры престолов совсем не против таких сцен.

Рахель Браун в интервью спросила у Мартина, как он решает, когда включить в роман сцену сексуального насилия. Его ответ звучал так: На протяжении многих лет я получаю письма от читателей, которым не по нраву сексуальные сцены, они считают их неуместными. Думаю, под этим словом они подразумевают: мне это не нравится. Человек не захотел про это читать, а значит, это для него неуместно. И если я виновен в неуместном сексе, то, следовательно, виновен и в неуместной жестокости, и неуместных пирах, и неуместном описании одежды, и неуместной геральдике, поскольку это не привносит практически ничего в развитие сюжета.

Мартин постепенно добавляет подробностей – бытовых подробностей, не влияющих особо на сюжет, но делающих его объемным. У мира появляется подробная карта, хорошо прописанная история, кухни разных народов, узнаваемые культурные особенности.

После выхода сериала Игра престолов Мартин стал одним из самых больших меценатов в Санта Фе: он купил и восстановил заброшенный кинотеатр Жан Кокто, купил заброшенный боулинг-клуб и передал его современным художникам своего штата, принял участие в создании некоммерческого фонда Дилижанс (Stagecoach Foundation) для поддержки производителей кино всех мастей.

Поначалу Мартин читал фанатские форумы, но перестал: Я стараюсь не допустить, чтобы нечто подобное повлияло на меня. Иногда читатели разгадывают ваши хитросплетения, поэтому возникает искушение изменить то, что прежде было тайной. Это путь безумной лжи и несчастий. Также Джордж Мартин выступает против использования его мира для создания побочных или альтернативных историй (фанфикшена). В качестве причин он называет юридические последствия, которые могут наступить, как в случае с писательницей Мэрион Брэдли, у которой фанатка, угадавшая дальнейшее развитие сюжета, требовала включить ее в соавторы и половину гонорара. Вторая причина чисто эмоциональная: для Мартина его персонажи его дети, и он не хочет, чтобы с ними играли другие люди.

Вот список фильмов, которые писателю очень нравятся:

– Волшебник страны Оз (Виктор Флеминг, Джордж Кьюкор и Мервин ЛеРой, 1939)
– Красавица и чудовище (Жана Кокто, 1946)
– Монти Пайтон и священный Грааль (Терри Гиллиам и Терри Джонс, 1975)
– Звездные войны: Эпизод 5 Империя наносит ответный удар (Ирвин Кершнер, 1980)
– Безумный Макс 2: Воин дороги (Джордж Миллер, 1981)
– Победитель дракона (Мэттью Роббинс, 1981)
– Принцесса-невеста(Роб Райнер, 1987)
– Темный город (Алекс Пройас, 1998)
– Властелин колец: Братство кольца (Питер Джексон, 2001)
– Лабиринт Фавна (Гильермо дель Торо, 2006)

3 thoughts on “[любимые фильмы джоржда

  1. Сравнивать Мартина и Толкиена это как сравнивать, например, Маркеса или Павича с Донцовой, называя первого сказочником, мол, у Донцовой все серьезно, серьезные люди, серьезные проблемы))) Утрирую, конечно, но все-таки. Мартин это хорошая, но все-таки фэнтези-попса.

  2. Олег, один мертв, другой – нет, о чем речь. Классиком при жизни нельзя стать, а ему еще повезло что не бедствует

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *